Курсовая на тему: Испания в произведениях Э. Хемингуэя 1920х

Заказ 174

Цена 400 рублей

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ………………………………………………………………..с. 4

ГЛАВА 1 Испания в жизни и творчестве Э.Хемингуэя……………..с.16

ГЛАВА 2 Тема Испании в произведениях Э. Хемингуэя 1920х

годов………………………………………………………………………..с.29

§ 1 Символика природы в романах «Фиеста» и «Смерть после полудня»………..с.29

§ 2 Коррида и фиеста на страницах произведений Э. Хемингуэя

……………………………………………………………………………….        .с.39

§ 3 Национальный испанский характер в произведениях

Э. Хемингуэя.………………………………………………………………с.49

§4 Образ испанского народа в романе «По ком звонит колокол»…………..с.59

ЗАКЛЮЧЕНИЕ…………………………………………………………..с.74

БИБЛИОГРАФИЯ……………………………………………………….с.79

 

Введение

 

Творчество американского писателя Эрнеста Хемингуэя хорошо изучено. Биографии писателя, особенностям его мироощущения и художественного мировидения посвящено много литературоведческих исследований – монографий и статей, рецензий, хотя нельзя не отметить, что в советском литературоведении произведения Эрнеста Хемингуэя трактовались несколько упрощенно, на основе определенных идеологических постулатов.

Литературоведческое, критическое, читательское восприятие творчества Э. Хемингуэя в нашей стране было чрезвычайно противоречивым. Объективность оценок была очень разной; она колебалась от проблем восприятия реальности писателем в критике 30-х гг. до представления личности Хемингуэя в виде культовой и даже китчевой фигуры 60 – начала 70-х гг., в виде своеобразного голоса «потерянного поколения»; а позже всё его литературное наследие было низведено до двух романов и пренебрежительно снисходительного отношения  нему в наши дни.

Имя Э. Хемингуэя стало появляться в советской критике в 30-е годы. Это связано с тем, что, начиная с 1934 года произведения писателя стали активно печататься в СССР. Романы и рассказы Хемингуэя, в отличие от произведений той группы писателей, с которыми он одновременно вошел в литературу (У. Фолкнер, Т. Уайлдер), были относительно благосклонно приняты нашей критикой благодаря реалистической манере, хотя сначала печать безысходности, тупика, модернистского отчаяния усматривалась и у Хемингуэя.  В книге рассказов «В наше время» (1925) писатель создаёт героя, а точнее образ человека, который переходит с одного произведения в другое на протяжении всего творческого пути. Кризисные моменты жизни этого героя образуют историю появления ценностей молодого американца 20 века в мире насильственной смерти, страданий и жестокости.

Одной из первых стала упоминать имя Хемингуэя в своих обзорах А.Елистратова, так как без него литературная картина современной Америки казалась неполной. Хемингуэй был «несомненно художник большой силы и яркости», но мерить его обычной меркой социологизированной критики было невозможно, ибо писатель «стоял в стороне от общественной жизни» и характерными его чертами являлись «глубокий пессимизм, отсутствие связи с реальностью»[23]  . «Игра жизнью», смерть как особое рафинированное искусство, культ грубой физической силы, особо проявляющиеся в сценах корриды, вино, спорт — вот такие характеристики звучали в адрес Хемингуэя. С точки зрения сегодняшнего дня можно предположить, что подобные определения писательской манеры приводили к обратному эффекту — вызывали у потенциального читателя желание немедленно окунуться в этот яркий выразительный мир, абсолютно непохожий на социальные конструкции других американских писателей, известных в России. Да и издательская политика всячески способствовала данному желанию, так как произведения Хемингуэя стали активно печататься у нас тогда, когда уже ушли в прошлое «плюрализм» и вольность 20-х годов и тень «железного занавеса» отчетливо стала вырисовываться в культурных отношениях между Советской Россией и Западом. И в то же время «военные» произведения писателя вызвали огромный интерес, т.к. значительно обогатили представление о художественном отражении Первой мировой войны в литературе и связанной с ней темы «потерянного поколения» (так называли на Западе после мировой войны 1914 – 1918 годов молодых фронтовиков, тяжко травмированных войной и не сумевших найти свое место в послевоенном мире). Большинство литературно-критических материалов этого периода затрагивают тематику, идеи, творческие поиски Э. Хемингуэя именно в связи с проблемой «потерянного поколения», которая лейтмотивом проходит через все его творчество, что также отражено на страницах критических исследований в работах Ч. Фентона «Ученичество Хемингуэя. Ранние годы», 1961 (266), К.Бейкера «Писатель как художник», 1972 (241), Лидского Ю.Я. «Творчество Хемингуэя», 1973 (389), Финкельштейна И.Л. «Хемингуэй-романист. Годы 20-е и 30-е», 1974 (437). Ю.Я. Лидский подробно описывают сложившуюся ситуацию: «После 1918 года картина мира чрезвычайно усложнилась. Важнейшие национальные проблемы приобрели характер международных. Большие вопросы и тенденции времени нашли отражение в идеологии, политике, этике и морали, во всех сторонах жизни человека. Новые условия вызвали появление многих, часто прямо противоположных, форм и направлений в искусстве. В рамках критического реализма «стиль эпохи» по-разному воплощался в творчестве выдающихся писателей, среди которых Хемингуэй занимает одно из самых видных мест» [24].

В значительном числе исследовательских работ о Хемингуэе критики и биографы изучают тему Испании в его произведениях. Хорошо известно, что Эрнест Хемингуэй очень любил Испанию. Эта страна была местом действия первого его романа «Фиеста»[1] 1926г. Поездке в Испанию он посвятил и страницы своей последней кни­ги «Опасное лето»1985г. Испанская тема звучит и со страниц книг Хемингуэя, посвященных гражданской войне в Испании и самоотверженной борьбе испанского народа за свободу.

Почти все исследователи в своих монографиях, очерках, статьях, разбирая произведения, так или иначе затрагивают испанскую тему в творчестве Э. Хемингуэя.

Особо следует выделить литературно-критические работы И. Кашкина, которые сразу же выделились на фоне отечественной критики и заняли совершенно особое место в изучении творчества Хемингуэя. Американский критик П.И. Гейбер, который изучал советскую американистику 30-х годов писал: «Сегодня на фоне необозримого количества исследований о Хемингуэе статьи И. Кашкина, написанные в 30-е годы, полностью сохранили свою значимость. Дело в том, что Кашкин был критиком особого рода. Не только крупнейший переводчик, но и его активный пропагандист и популяризатор, он являл собой редкий тип ученого-исследователя и мастера-переводчика Хемингуэя. Работа над словом писателя позволяла Кашкину глубоко проникнуть в стилевую манеру американского автора» [Гейбер, 89].

Первая критическая работа И. Кашкина о творчестве Хемингуэя совпала с самыми первыми публикациями писателя. Это был краткий комментарий к двум новеллам Хемингуэя «Убийцы» 1934г. и «Индейский поселок»1934г. Во время перевода Кашкин исходил из единственного принципа, которого старался придерживаться и в дальнейшем: переводить «только то, чего не можешь не переводить, то есть именно тех авторов и те их вещи, к работе над которыми побуждает тебя твоя собственная инициатива и склонность». И уже во второй работе данного исследователя, опубликованной в журнале «Интернациональная литература» в 1939 году

(№ 7,№8), полностью посвященной литературе США, были выделены два аспекта: анализ художественной манеры Хемингуэя и решение писателем антифашистской темы, связанной с Испанией. Однако почему-то ни Кашкин, ни другие исследователи, среди которых А. Старцев, Б.Т. Грибанов, Б. Гиленсон, И. Анастасьев, не обратили внимание на то, что интерес к Испании у Хемингуэя зародился задолго до гражданской войны и, что вполне возможно, столь страстная и бурная реакция на эти события как раз и объяснялись тем, что фашизм нанес удар по горячо любимой писателем стране. Известный русский поэт Константин Симонов пишет также статью «Испанская тема в творчестве Хемингуэя, которая  опубликована в начале третьего тома «Собрания сочинений» Э. Хемингуэя, выпущенного в 1968 году. Но данная работа также отражает только тему гражданской войны в Испании и проблемы испанского сопротивления.

Объяснением этого странного литературного конфуза, возможно, было не понимание критиками личности писателя и его ценностей, о чём повествуют следующие события: «Трагедия мастерства» И.Кашкина была опубликована в 1935 году в журнале «Интернациональная литература» на английском языке. Хемингуэй  прочел ее в США, воспринял как открытое письмо и написал в ответ свое — вполне личное, при том, что о корреспонденте не знал ничего. В «Трагедии мастерства» критик связал личную трагедию Хемингуэя с неспособностью к общественному служению. И совершенно зря, возразил американский писатель своему советскому ровеснику: «писатель что цыган — никому не служит, на все смотрит со стороны, и если Вы думаете, что такие взгляды грозят опустошенностью и делают из личности человеческий брак, то, по-моему, Вы не правы». При всем несогласии возникло, однако, ощущение, что поговорить по душам очень даже стоило бы, и заканчивает Хемингуэй свое письмо шутливым предложением: «…современная жизнь часто оказывает механическое давление, против которого годится как «механическое противоядие» — спиртное. Разве не славно было бы пропить вместе московские гонорары, если таковые окажутся?». А в 1937-м (вернувшись ненадолго из Испании во Флориду) Хемингуэй читает в той же «Интернациональной литературе» новую статью «Трагедия силы в пустоте» и по поводу нее пишет редактору журнала Динамову: «Передайте от меня Кашкину, что война совсем другая, когда тебе 38 лет, а не 18, 19, 20».[25]

Особняком в исследованиях творчества Хемингуэя стоит пространная статья «Названные братья испанского народа» исследовательницы творчества Э. Хемингуэя  Р. Миллер-Будницкой, которая была опубликована в 1939 году в журнале «Знамя». Литературный критик сумела найти новый подход к Хемингуэю, который заключался в анализе творчества писателя в тесной связи с этапами его жизненного пути. Она заявляла: «Не творчество Хемингуэя автобиографично, но его собственная жизнь создана по образцу и подобию его творчества» [Миллер-Будницкая, 209].

Р. Миллер-Будницкая была практически единственной, кто исследовал испанский материал в двух новых аспектах (кроме антифашистского): эстетическом и психологическом. Она попыталась осмыслить, чем являлась знаменитая коррида, как этот феномен национальной жизни Испании трансформировался в эстетический. Соглашаясь с её точкой зрения, «Хемингуэй видит в бое быков, этом древнейшем синтетическом искусстве, сочетающем элементы живописи, пластики, театра, прообраз и сущность всякого искусства. Это зрелище возвращает его… к колыбели эпоса и трагедии…» [Миллер-Будницкая, 215].

В последнее время интерес к испанской теме в творчестве Э. Хемингуэя значительно вырос. Особо следует выделить статью В. Черецкого «Испанский след Хемингуэя» 2009г., исследующего истоки интереса американского писателя к Испании и ее культуре.

Выделяя две «сквозные» темы, связанные с Испанией (романтику испанской корриды и тему испанской гражданской войны), В. Черецкий отмечает необычайно яркий образ этой страны на страницах таких произведений писателя, как «И восходит солнце» («Фиеста»), «Смерть после полудня» и др. Однако, совершая вначале экскурс в 20-30-е годы, когда Хемингуэй часто навещал Испанию, чтобы принять участие в празднествах Святого Фермина в Памплоне или в мандридской фиесте в честь Святого Исидора, В. Черецкий отмечает только внешние стороны увлечения Хемингуэя испанской корридой. «Романтика» корриды, о которой он пишет, болью отзывалась в сердце американского писателя. Для него она была не только символом «единоборства человека и быка», но и «кровавой бойней», что явственно прослеживается во многих его произведениях. В. Черецкий затрагивает и тему гражданской войны в Испании, куда Хемингуэй отправился в качестве военного корреспондента Североамериканской газетной ассоциации и сценариста документального фильма «Земля Испании». «Его репортажи из Испании, — отмечает журналист, были полны оптимизма и веры в победу республиканцев». Не придерживаясь точки зрения многих исследователей Андерсона, Фланагана и других, что в годы гражданской войны в Испании Хемингуэй «политизировался», чем изменил самому себе, В. Черецкий утверждает, что писатель всегда стоял вне политики, воспевая индивидуализм героев-одиночек, не связанных с какой-либо идеологией. (Виктор Черецкий «Испанский след Хемингуэйя» Радио свобода 2010)

С трактовкой, что Хемингуэй политизировался,  не согласна и испанский исследователь творчества Э. Хемингуэя Мария Сальседо, которая отмечает следующее: «Он был либералом, он был бунтарем, он дорожил свободой. Конечно, он не был политиком, но он был идеалистом, как и многие его соотечественники. Испанскую республику они поддерживали, потому что она противостояла военным мятежникам генерала Франко, которого Хемингуэй считал фашистом и врагом свободы. Аналогичную позицию занимали сотни американцев, которые отправились защищать республику в составе интернациональных бригад, не будучи ни левыми, ни тем более коммунистами. Их позиция вполне ясна тем, кто знает традиции Америки, где свобода ставится превыше всего. Эти американцы, Хемингуэй в их числе, в первую очередь, защищали свободу от тоталитаризма, дело, которое они продолжили в годы второй мировой войны» (цит. по: В. Черецкий).

Следует отметить, что, отличие от отечественного литературоведения, западные литературные критики испанскую тему в творчестве Э. Хемингуэя обходили стороной. Кроме современного испанского литературоведа М. Сальседо, он вот уже много лет исследует творчество Хемингуэя в русле испанистики, можно отметить еще монографию испанского литературоведа Хосе Луиса Кастильо-Пуше, которая называется «Хемингуэй. Между жизнью и смертью» (“Hemingway, entre la vida y la muerte”), вышедшую в свет в 1968 году, и книгу испанского профессора Эдварда Стантона «Хемингуэй в Испании» (“Hemingway en España”), написанную в 1989 году.

В работе журналиста Х.Л. Кастильо-Пуше, посвященной американскому писателю, рассказывается о впечатлениях Хемингуэя, посетившего Испанию и Кубу в конце 1950-х годов.

Книга американского профессора Эдварда Стантона, специалиста по испанскому языку и испанской культуре, носит биографический характер. На сегодняшний день этот труд является лучшей работой, которая повествует о жизни Хемингуэя в Испании, о его любви к стране и испанскому народу, которая перешла на страницы многих его произведений и сборников. ( Пятая колонна и четыре рассказа о Гражданской войне в Испании, Фиеста и т.д.)

Подводя итоги обзора у отечественной и зарубежной критики, так или иначе соприкасавшейся с испанской темой в творчестве Э. Хемингуэя, мы пришли к выводу, что на сегодняшний день почти нет ни одного литературоведческого труда, посвященного только подробному анализу испанской темы в произведениях Хемингуэя, и влиянию этой темы на творчество в целом, что необходимо для более глубокого понимания наследия писателя.  Таким образом, анализ и раскрытие образа Испании в произведениях Эрнеста Хемингуэя является очень актуальной и значимой работой.

Объект данного исследования – Испания в литературе послевоенного периода, а его предмет – тема Испании в произведениях Э. Хемингуэя, написанных в 20-30-е годы ХХ века.

       Цель данного исследования – проанализировать испанскую тему в творчестве Э. Хемингуэя.

Задачи, которые были поставлены в ходе данного исследования, следующие:

— на основе биографического материала Э. Хемингуэя раскрыть отношение писателя к Испании и место этой страны в его творчестве;

— выявить характерные черты образа Испании и испанцев в произведениях Э. Хемингуэя 20-30-х годов ХХ века.

Материалом для исследования послужили романы Э. Хемингуэя «Фиеста» (И восходит солнце)», «Смерть после полудня», «По ком звонит колокол» и рассказа «Непобедимый».

В качестве метода для исследования мы выбрали метод историко-литературного анализа.

Методологической базой данной работы послужили такие труды  исследователей, как К.Бейкер, А. Паскуаль, Б. Гиленсон, Б. Грибанов, И. Кашкин, А. Старцев, К. Симонов, И. Финкельштейн и др.

Данная работа состоит из введения, двух глав, заключения и списка использованной литературы.

Во введении обосновывается актуальность выбранной темы, кратко рассматривается степень изученности темы в литературоведении, формулируются цели, задачи, предмет, объект, структура работы.

Глава 1 «Испания в жизни и творчестве Э. Хемингуэя»

Глава 2 «Тема Испании в произведениях Э. Хемингуэя 1920х годов»

  • § 1 Символика природы в романах «Фиеста» и «Смерть после полудня»
  • § 2 Коррида и фиеста на страницах произведений Э. Хемингуэя
  • § 3 Национальный испанский характер в произведениях Э. Хемингуэя.
  • § 4 Образ испанского народа в романе «По ком звонит колокол»

Заключение содержит основные выводы по результатам исследования.

Заключение

 

       Как уже отмечалось, во Введении, особенности темы Испании  в творчестве писателя изучены недостаточно, особенно мало рассмотрена эта тема русскими и американскими исследователями в ранних произведениях писателя 1920х годов, где она широко представлена в повествовании.  В разные периоды своей жизни американский писатель обращался к испанской тематике много раз. Но особенно полным и раскрытым образ Испании получился у Эрнеста Хемингуэя в произведениях 1920-х годов.

Следует отметить, что две темы и глубокий подтекст этих явлений, связанных с Испанией, проходят через все творчество Хемингуэя. Это романтика испанской корриды — единоборства человека и быка, и испанская гражданская война тридцатых годов прошлого века – столкновение левого республиканского правительства страны с поднявшими мятеж армейскими генералами, поддержанными фашистской Германией и Италией. И, по моему мнению, это попытка обрести распавшееся единство времени, описать «вечное сейчас» — короткий по временной протяженности момент, когда открывается глубинная суть мира через вещи, происходящие перед глазами писателя.

Первая тема широко затронута в его романе «Фиеста (И восходит солнце)», повествовании «Смерть после полудня» (так называемом трактате о корриде) и рассказе «Непобежденный».

У Хемингуэя было свое понимание корриды. Для Хемингуэя коррида – это образ полной, яркой, сильной и пре­красной жизни. Но он видел в ней не только красоту и мощь.

Один из основных принципов поэтики американского писателя –  принцип, которому он всегда оставался верен и имеющий важ­ное значение для понимания его творчества, – был сформулиро­ван в заключительных фразах «Смерти после полудня». Согласно мысли Хемингуэя, если писатель видит мир «ясно и как единое целое», он может показать любую его часть – и если эта часть будет изображена правдиво, в ней отразится весь мир.

Коррида – явление, лежащее отнюдь не на главных магистралях общественной жизни и истории. Но Хемингуэй так ее изображает, что за этим периферийным  моментом жизни встает образ мира, каким его видит писатель, для которого коррида, как в целом и фиеста, есть особое состояние мира, его возрождение и обновление.

Обращение к теме корриды вывело на авансцену творчества писателя образ героя, которого Хемингуэй искал всю свою жизнь. В образе матадора Хемингуэй воплотил свои идеи о человеке чести и достоинства, у которого свой «моральный кодекс». В образах испанских матадоров Хемингуэй раскрывает и обобщает испанский национальный характер, основные черты которого профессиональная гордость, неподкупность, проблема че­ловеческого достоинства, а главное – непобежденность, умение уйти с арены с гордо поднятой головой.

Тема войны всегда была близка душе Хемингуэя. И тем более – тема гражданской войны в Испании – стране, близкой его сердцу. Роман «По ком звонит колокол» – это своего рода реквием, главные герои его – люди, погибшие за свободу испанской земли. Разрозненная в романе картина жизни сложна и противоречива. И в этой противоречивости отражается и реальная противоречивость происходившего, и противоречивость взглядов самого Хемингуэя.

Рисуя сложную, противоречивую картину лагеря Республи­ки и многое в этой картине рисуя не таким, каким это видим мы, Хемингуэй на протяжении всего романа никогда не выпускает из виду самого главного. А самое главное для него –  это победа над фашизмом. «Если так воевать, как воевали в этом наступлении, то фашизм нельзя победить,  как бы говорит писатель. — И если мы будем повторять эти ошибки, то они снова победят нас. А я этого не хочу. Я не хочу допустить мысли, что это неизбежно».

«По ком звонит колокол» – горькая книга. Иной ее и не мог написать Хемингуэй тогда, когда он ее писал – сразу после поражения. Однако американский писатель был уверен: испанский народ нельзя удержать в рабстве. И эта неисчезающая нота веры в непобедимость народа звучит до конца романа среди горь­кого гула погребальных колоколов.

Ёмкость «испанской» прозы совмещает в коротких фразах то, что в произведениях  предшественников было подробным и раздельным. Короткие предложения основаны на передаче отдельных зрительных впечатлений, создают, благодаря своей ясности и четкости, эмоционально окрашенную целостную картину в воображении читателя. Описания не прерывают повествования – они включают в себя действия, — что, и доказывает нам насколько тонко прочувствованы каждая страница в ранних произведениях.

Особенность поэтики раннего Э. Хемингуэя (1920-30е годы) определяется проблематикой произведений писателя этих лет. В связи с усложнением образов героев с каждым новым текстом, рефлексивным или творческим началом, лежащим в основе его личности, усложняются внутренние конфликты, жизненные испытания героев произведений «Фиеста» и «Смерть после полудня», в них начинает усиливаться эпическое начало. Мировоззренческая и биографическая близость Хемингуэя и героев его произведений этих лет, обращение писателя к переосмыслению прошлого страны и народа приводят к ностальгическим и трагическим нотам, свойственным этим произведениям. Кроме того в этих произведениях усиливаются звучание авторского голоса и авторская позиция, которые либо просматриваются в речи самого главного героя, либо в авторской речи Хемингуэя.

Понимание авторской точки зрения на мирную или охваченную войной Испанию очень важно для адекватного восприятия скрытого подтекста в произведениях. Сама по себе «Испания» — это, в сущности, серия последовательных появлений разных описаний и действий в одном географическом регионе. На протяжении одного произведения тема Испании может обнаруживаться в самых разных формах: упоминания в речи, описания вещей, пейзажи, мысли и т.д. Механизм постепенного наращивания этих проявлений особенно очевиден в больших романах (например «Фиеста»), с большим количеством действующих лиц. Но Хемингуэевская Испания это не сумма, а система форм, в которой ключевым моментом воплощения художественной идеи произведения является авторская точка зрения, со своими законами, приёмами и эволюцией.

 

Библиография

 

  1. Анастасьев А. Творчество Эрнеста Хемингуэя. – М.: Просвещение, 1981. – 112 с.
  2. Гиленсон Б.А. Эрнест Хемингуэй. – М.: Просвещение, 1991. – 192 с.
  3. Гиленсон Б.А. Хемингуэй: сложность простоты // Хемингуэй Э. Рассказы. – М.: АСТ, 2002. – С. 5 – 28.
  4. Грибанов Б. Наш современник Эрнест Хемингуэй. // Хемингуэй Э. Собр. соч.: В 4-х т. Т. I. – М.: Художественная литература, 1981. – С. 5 – 14.
  5. Грибанов Б. Эрнест Хемингуэй: герой и время. – М.: Художественная литература, 1980. – 255 с.
  6. История американской литературы. Ч. II / Под ред. Н.И. Самохвалова. – М.: Просвещение, 1971. – 319 с.
  7. История зарубежной литературы ХХ века / Под ред. Л.Г. Андреева. – М.: Высшая школа, 1980. – С. 322 – 333.
  8. Кашкин И.А. Эрнест Хемингуэй. Критико-биографический очерк. – М.: Художественная литература, 1966. – 296 с.
  9. Кепелуш С. «Мы всегда возвращались туда» // Хемингуэй Э. Праздник, который всегда с тобой. – М.: Вагриус, 2003. – С. 5 – 14.
  10. Коррида / Википедия // Режим доступа: http://ru.wikipedia.org/wiki/Коррида
  11. Курс лекций по истории зарубежной литературы ХХ века / Под ред. М.Е. Елизаровой и Н.П. Михальской. – М.: Высшая школа, 1965. – С. 659 – 672.
  12. Маянц З. Человек один не может… Эрнест Хемингуэй. Жизнь и творчество. – М.: Просвещение, 1966. – 309 с.
  13. Симонов К. Испанская тема в творчестве Хемингуэя. //  Хемингуэй Э. Собр. соч.: В 4-х т. Т. 3. М.: Художественная литература, 1968. – С. 5 – 16.
  14. Старцев А. Молодой Хемингуэй и «потерянное поколение» // Хемингуэй Э. Собр. соч.: В 4-х т. Т. I. – М.: Художественная литература, 1981. – С. 652 – 668.
  15. Старцев А. От Уитмена до Хемингуэя. – М.: Советский писатель, 1981. – 376 с.
  16. Финкельштейн И.Л. Хемингуэй-романист. – Горький: Волго-Вятское Книжное издательство, 1974. – 216 с.
  17. Хемингуэй Л. Обреченный победитель. – М.: Центрполиграф, 2003. – 302 с.
  18. Хемингуэй Э. The old man and the sea. – Chicago press – 102 с.
  19. Хемингуэй Э. Смерть после полудня. – М.: Вагриус, 2004. – 498 с.
  20. Хемингуэй Э. Собр. соч.: В 4-х т. Т. 3. М.: Художественная литература, 1968. – 752 с.
  21. «The Sun Also Rises» by Ernest Hemingway. Chicago press, 1988. – 105 с.
  22. Черецкий В. Испанский след Хемингуэя // Радио Свобода. – 2010. – 12 октября // Режим доступа: http://www.svobodanews.ru/content/ article/1779443.html
  23. Елистратова А. Новые явления в литературе Америки // Книга и пролетарская революция. – 1933. – №11. – С. 118.
  24. Лидский Ю.Я. Творчество Эрнеста Хемингуэя. Изд. 2-е. -К.: Наукова думка, 1978.
  25. Венедиктова Т. «Тому, о ком я сейчас и не думаю…» Журнал — Иностранная литература №5, 2008.
  26. Волошин М. Путник по вселенным. М., 1990. С. 159 — 160.
  27. Маяковский В. Поли. собр. соч.: В 15 т. Т. 3. С. 172.
  28. Stein G. The Autobiography of Alice B. Toklas. — New York, 1933.
  29. Марк Твен. «Приключения Гекльберри Финна» — М.: Художественная литература, 1981 – 5с.
  30. Гайсмар М. Э.Хемингуэй: «Вернуться назад никогда не поздно». Американские современники. М., 1976
  31. Хемингуэй Э. Собрание соч.: в 4 т. М. 1982 Т.2