Курсовая по лингвистике на тему: Гендерный аспект в молодежном сленге (на примере немецкого и русского языков)

Заказ 129

Цена 700 рублей

Оглавление

Введение.. 3

Глава I. Гендерный аспект в молодежном сленге:  теоретический аспект.. 5

1.1. Гендерный аспект в языковом и социокультурном пространствах. 5

1.2. Определение молодежного сленга. 10

1.3. Особенности молодежного языка. 13

Глава II. Сравнительный анализ гендерного аспекта в молодежном сленге русского и немецкого языков.. 16

2.1. Гендерный аспект русского молодежного сленга. 16

2.2. Гендерный аспект немецкого молодежного сленга в сравнении с  русским   20

Заключение.. 34

Список литературы… 36

 

Введение

В процессе познания окружающей действительности человек определяет свое отношение к миру, оценивая события, явления, факты. В связи с этим проблема оценки привлекает внимание исследователей во многих областях: философия, логика, психология, лингвистика и т.д. Оценочность принадлежит к числу языковых категорий, внимание к которым не ослабевает на протяжении нескольких десятилетий, и интерес лингвистов к этой проблеме нашёл отражение в многочисленных фундаментальных исследованиях лингвистов
Ю.Д. Апресяна, И.В. Арнольд, Н.Д. Арутюновой, Е.М. Вольф,
Н.А. Лукьяновой, В.Н. Телии и др. Несмотря на серьёзные достижения в исследовании оценочности, её природы, видов, способов репрезентации на разных языковых уровнях, особенностях формирования и функционирования, данную категория нельзя считать полностью изученной.

Известно, что оценочность является основным стилеобразующим фактором разговорной речи, особенно в среде молодежи. Молодежная речь отражает неустойчивое культурно-языковое состояние общества, балансирующее на грани литературного языка и сленга. Заниженный стиль речи, размывающий и нормы языка, и нормы языкового этикета, становится привычным не только в повседневном общении, но и звучит в теле- и радиоэфире. Молодежь, являясь преимущественным носителем сленга, делает его элементом поп-культуры, престижным и необходимым для самовыражения.

Объект работы – современный молодежный сленг.

Предмет работы – гендерный аспект в молодежном сленге немецкого и русского языков.

Цель работы – изучение гендерного аспекта молодежного сленга на примере русского и немецкого языков.

Задачи работы:

  • Характеристика гендерного аспекта в языковом и социокультурном пространствах;
  • Обзор литературы в области определения молодежного сленга;
  • Теоретический анализ особенностей молодежного языка;
  • Анализ гендерного аспекта русского молодежного сленга;
  • Анализ гендерного аспекта немецкого молодежного сленга в сравнении с русским.

Ход работы прослеживается в последовательном решении указанных выше задач.

Собранный корпус языковых примеров молодежного сленга русского и немецкого языков является достаточно обширным, он классифицирован по тому, как сленг определяет потоки информации внутри субкультуры, которые формируют социальные статусы, формы сообществ (по статусам и ролям: статус девушки, статус молодого человека), по знаковому миру студенчества (гендерные отношения), по факту заимоствования иностранных слов, по положительности значений оценки человека. Количество собранных языковых фактов сленга насчитывает около 100 слов и выражений для каждого из рассматриваемых языков. Источниками данных языковых фактов выступили публикации отечественных и зарубежных авторов по проблемам молодежного сленга, соответствующие словари, приведенные в списке литературы, а также непосредственные наблюдения автора как в полевых условиях, так и в сети интернет.

В качестве методов анализа были использованы следующие:

  1. Методы теоретического исследования: изучение литературных и других источников, конкретно-исторический анализ.
  2. Эмпирический метод исследования: наблюдение.

Источники теоретического материала включают работы таких авторов, как Otto Jespersen, Lakoff Robin Tolmach, P.-M. Richard, Janet S. Shibamoto, Peter Trudgill, Н.И. Абубакирова, Т.С. Александрова, И.Б. Пригоникер,
А.А. Арустамова, Э.М. Береговская, О.В. Библиева, Е.Г. Борисова,
О.И. Быкова, Е.С. Гриценко, В.Д. Девкин, А.И. Домашнев, Т.И. Жаркова,
Н.П. Казанчян, А.В. Кирилина, М. Томская, А. Котов, И. Бавинова, В. Кропп, А.Б. Кутузов, К. Люциньский, Н. Михайлова, А. Кипнис, Д. Кипнис,
Т.Г. Никитина, О.В. Олейник, Е.В. Розен, Д.Э. Розенталь, М.А. Теленкова,
В.В. Химик, К.С. Цибизов, Ю.М. Шемчук, К. Ячменева.

Результаты работы могут быть успешно применены как в учебном процессе при изучении гендерного аспекта в молодежном сленге немецкого и русского языков, при подготовке переводчиков, в качестве источника при написании других научных работ.


Глава I. Гендерный аспект в молодежном сленге:
теоретический аспект

1.1. Гендерный аспект в языковом и социокультурном пространствах

 

Во второй половине ХХ столетия появились работы, посвященные взаимообусловленности социокультурной специфики пола и языка. Интерес к данной проблематике не случаен. Задолго до этого ученые располагали разрозненными данными о существовании в некоторых языках лексических, морфологических и синтаксических различий, основанных на принадлежности пола говорящего, позволяющих утверждать наличие специфичности языка мужчин и женщин в единой этнической среде. Как правило, за эталон принимался тот, носители которого занимали более высокое положение в иерархической лестнице. В языке женщин многие слова были табуизированы. Пример «мужского» маркирования грамматических форм глаголов, изменяющихся в зависимости от пола говорящего, можно обнаружить в языке Коасати, коренных жителей Северной Америки. Грамматической нормой считается употребление агглютинирующего суффикса для некоторых синтагм в речи мужчин.

Женская форма Коасати: 1) lakaw,  2) lakawwitak, 3) i:p,       4) tacilw;

Мужская форма Коасати: 1) lakaws, 2) lakawwitaks, 3) i:ps,   4) tacilws.

Перевод данных конструкций тождественен.

Схожие гендерные проявления ярко очерчены в японском языке, где мужчины и женщины используют различные лексические единицы для выражения одного концепта (табл. 1.1).

 

Таблица 1.1

Гендерные проявления в японском языке

 

1

2

3

4

Женская форма

Hara

mizu

kane

Kuu

Мужская форма

onaka

ohiya

okane

Taberu

Русский язык

желудок

вода

деньги

есть

 

Подобные открытия послужили толчком к переходу лингвистической мысли на новый этап и определили необходимость более тщательного изучения языковой репрезентации гендера. В 1922 году вышел в свет фундаментальный труд Отто Есперсена под названием «Language: Its Nature, Development and Origin» [Jespersen 1922], в котором автор дал наиболее четкую и последовательную интерпретацию значимости гендерного аспекта в языке и выделил основные особенности женской языковой компетентности. Данная работа послужила исходной теоретической базой для дальнейших научных работ феминистов, социологов, лингвистов в сфере изучения гендера. Отто Есперсен рассматривает женщин как коммуникантов, придерживающихся гиперболических, эвфемистических выражений, в отличие от мужчин, которые более склонны к неконвенциональной лексике, сленгу и резкой манере разговора. Он допускает, что женщины говорят чаще и больше мужчин, не задумываясь над речевым актом. Основываясь на результатах исследований эмигрантских групп, Есперсен приходит к заключению, что женщинам не достает большого вокабуляра и, следовательно, они не могут достигнуть значительных успехов при изучении неродного языка, в то время как мужчины быстрее адаптируются к новой среде и они более способны к овладению языком.[1]

Гендерные различия в языке проявляются и на уровне синтаксиса: представители слабой половины чаще используют упрощенные конструкции, их оппоненты — предложения с несколькими предикативными центрами. Недостатком выводов Отто Есперсена является тот факт, что, основывая свои выводы на популярных стереотипах, ученый характеризует женщину как эмоциональное, глупое и нерешительное существо. Исследование Есперсена в дальнейшем претерпело множество нападок со стороны ученых, которые рассматривали его как упрощенное и не имеющее тщательной и обоснованной экспериментальной работы. Однако, оно стало мощным теоретическим импульсом к возникновению большего интереса к гендерной детерминированности языка со стороны феминистов.

Задачей феминизма как политического движения первоначально стала борьба с сексистской дискриминацией женщин, за уравнение их в правах с мужчинами. Вследствие своей политической ангажированности это направление рассматривалось весьма скептически многими учеными. Но с появлением работы Р. Лакофф » Language and Woman’s Place» [Lakoff 1975], опубликованной в 1975г., феминистическая теория обновилась, яснее обозначив свои задачи и цели исследования. Лакофф была одной из первых ученых, распознавших мощное влияние социализации на речевое поведение. В частности, она утверждает, что женщинам с детства прививают особый речевой стиль, так называемый «women’s language» (WL), маркированный разделительными вопросами и предпочтительным использованием паратаксиса, вежливых грамматических форм, простых предложений. Исследовательница пришла к заключению, что употребление WL отражает и возвратно усиливает социальные нормы и стереотипы и является причиной выводов о женщине как о существе эмоциональном, глупом и нерешительном, в свое время выдвинутых Есперсеном.

Хотя Лакофф была обвинена некоторыми учеными в подтасовке результатов, в неспособности отличить случайные показатели от постоянных, ее выводы о том, что принятие стереотипных половых ролей важно в языковой дифференциации, маскулинность и фемининность являются частью определенной языковой культуры, имеющей схожие характеристики с этнической дифференциацией, получили определенную эмпирическую поддержку среди ученых. Треджилл объясняет это таким образом: «Лингвистические половые вариации возникают потому, что язык тесно связан с социальными «аттитюдами». Мужчины и женщины социально различны в обществе, предполагающем разные социальные роли для них и ожидающем различные поведенческие модели (patterns). Язык просто отражает этот социальный факт. Более того, чем больше и закоренелее различия между социальными ролями мужчин и женщин в определенном сообществе, тем больше и ярче выражены лингвистические различия… Примеры отличительных мужских и женских вариаций в языке происходят из сообществ, где половые роли намного более четко предписаны (delineated)» [Richard 1988].

Нельзя точно утверждать, что эксплицитное грамматическое и даже лексическое маркирование гендера является жесткой нормой. В языке мужчин и женщин гораздо больше схожего, чем различного. Поэтому важно исследовать вариации частных проявлений социально дифференцированного языка (слов, синтаксических отношений, произношения, интонации) в конкретном контексте. Было выявлено, что женщины в отличие от мужчин избегают таких тем в разговоре, как деньги, политика, бизнес, и предпочитают обсуждать семью, домашнее хозяйство, мужчин. Другая особенность, по мнению Лакофф, заключается в том, что женщины больше используют эмоционально окрашенные прилагательные (с положительными дефинициями) типа «adorable, sweet, divine», а мужчины — слова с нейтральной, подчас негативной окраской — «helluva good, damn good».

На грамматическом уровне однозначных дивергенций в языке между женщинами и мужчинами обнаружено не было. Однако Есперсен в своей работе указывает, что мужчины используют в речи гипотаксис, а женщины — паратаксис. Язык мужчин рассматривается более директивным, информативным, и, следственно, ему присущи повелительное наклонение и рекомендательные формы. Предложенная Лакофф концепция об употреблении женщинами большего количества разделительных вопросов была опровергнута исследованиями Дюбо и Кроутча, которые, проанализировав частоту применения разделительных вопросов на научной конференции, пришли к заключению, что мужчины использовали тридцать вопросов такого типа, а женщины только один. Тем не менее, основываясь на большом количестве других подобных экспериментов, можно с достаточно большой долей вероятности утверждать, что мужчины чаще прибегают к таким вопросам в формальной речи, а женщины — при необходимости привлечь собеседника к обсуждению или получить подтверждение собственного суждения от реципиента.

На фонетическом уровне было выявлено, что мужской голосовой диапазон уже и ниже, а интонации — менее вариативные. Женщины придерживаются свойственного местной норме варианта произношения, в то время как мужчины ближе к нестандартным или вернакулярным произносительным нормам. Так, исследование Треджилла [Trudgill 1978], проведенное в Норвиче (Великобритания), показало, что мужчины чаще употребляют социально стигматизированные формы (ain’t, альвеолярный носовой «n») вместо стандартных aren’t, велярного носового «ng». Согласно Треджиллу, женщины, как правило, придерживаются произносительных вариантов мужчин более высокого социального статуса.

Некоторые функциональные особенности гендера можно выявить и в русском языке. Большинство обозначающих профессию слов с прибавлением к ним суффиксов женского рода приобретают иронический, иногда уничижительный смысл (деканша, генеральша, банкирша и т.д.), что можно расценивать, как проявление социального неравенства в обществе и отношение к женщине, как к некоему придатку мужчины, её «несостоятельность» в заведомо мужских профессиях.

Несмотря на ряд имеющихся достаточно серьёзных работ в области социолингвистики, психолингвистики, гендерный аспект в изучении языковых явлений, соответствий и различий приобретает в настоящее время актуальное значение и требует тщательного исследования с привлечением большого количества эмпирических данных. Гендерный подход в лингвистике эксплицирует особенности восприятия, интерпретации и передачи информации, культурно обусловленные различиями социализации пола и его ролевой функции в общественной жизни, что характеризуется специфическими языковыми явлениями, нуждающимися в строгом научном анализе, обобщении, систематизации и детерминации.

Заключение

 

Во второй половине ХХ столетия появились работы, посвященные взаимообусловленности социокультурной специфики пола и языка.

В 1922 году вышел в свет фундаментальный труд Отто Есперсена под названием «Language: Its Nature, Development and Origin», в котором автор дал наиболее четкую и последовательную интерпретацию значимости гендерного аспекта в языке и выделил основные особенности женской языковой компетентности.

Задачей феминизма как политического движения первоначально стала борьба с сексистской дискриминацией женщин, за уравнение их в правах с мужчинами. Вследствие своей политической ангажированности это направление рассматривалось весьма скептически многими учеными. Но с появлением работы Р. Лакофф » Language and Woman’s Place», опубликованной в 1975г., феминистическая теория обновилась, яснее обозначив свои задачи и цели исследования.

На грамматическом уровне однозначных дивергенций в языке между женщинами и мужчинами обнаружено не было. Однако Есперсен в своей работе указывает, что мужчины используют в речи гипотаксис, а женщины — паратаксис. Язык мужчин рассматривается более директивным, информативным, и, следственно, ему присущи повелительное наклонение и рекомендательные формы.

Несмотря на ряд имеющихся достаточно серьёзных работ в области социолингвистики, психолингвистики, гендерный аспект в изучении языковых явлений, соответствий и различий приобретает в настоящее время актуальное значение и требует тщательного исследования с привлечением большого количества эмпирических данных.

Весомую часть разговорной речи составляет жаргон и/или сленг, который играет огромную роль в изучении языка. Сам термин «жаргон» пришел  к нам из французского языка, а «сленг» –  из английского.  Являясь довольно подвижными  слоями  разговорной  речи,  жаргон  и/или сленг  включают  в  себя  широко  распространенную   микросистему,   имеющую эмоциональную окраску и своеобразный вокабуляр.

Наибольший интерес вызывает молодежный сленг как наиболее ди-намичная часть лексической системы языка, непосредственно отражающая социо-культурно значимые изменения в обществе.

Признаки молодежного языка – яркая образность, выразительность, выраженные эмоционально-оценочные коннотации и упрощенное построение фраз.

В целом, словообразование в молодежном языке следует моделям стандартного языка, хотя ярко проявляются как иноязычные влияния, так и прогресс в информационных технологиях.

Сравнительный анализ гендерного аспекта в молодежном сленге русского и немецкого языков позволил сделать следующие выводы.

Резких границ в употреблении сленга в студенческой среде между женским и мужским вариантами нет. Создание такого списка признаков отличий мужской и женской речи в какой-то мере доказывает выдвинутую учеными гипотезу о существовании половой дихотомии в современном русском языке. Данное противопоставление проявляется в существовании некоторых количественных и качественных закономерностей в использовании тех или иных речевых структур. Под влиянием определенных факторов (уровня образования, профессиональной направленности, возраста, эмоционального состояния) выявленные несоответствия, обусловленные половым различием в речи, могут как увеличиваться, так и сглаживаться. Установленные различия носят вероятностный, а не обязательный характер.

Особых отличий в гендерном аспекте немецкого молодежного сленга от русского не выявлено. Следует отметить, что в немецком молодежном сленге гендерные различия могут проявляться, но это не обязательно.


Список литературы

 

  1. Ehmann H. Oberaffengeil: ein Lexikon der Jugendsprache. — München: Bech, 1991. – 322 S.
  2. Jespersen Otto. Language: its Nature, Development and Origin. — London: Allen & Unwin, 1922. – 436 p.
  3. Lakoff Robin Tolmach. Language and woman’s place. New York: Harper & Row, 1975. – 394 p.
  4. Richard P.-M. Umgangsfranzösich Verstehenlernen / P.-M. Richard. – München, 1988. – 636 p.
  5. Shibamoto Janet S. The Womanly Woman: Manipulation of Stereotypical and Nonstereotypical Features of Japanese Female Speech. In S. U. Philips, S. Steele and C. Tanz, ed., Language, Gender, and Sex in Comparative Perspective. — Cambridge: Cambridge UP, 1987. — Р. 26-49.
  6. Trudgill Peter. On Dialect. — Oxford: Basil Blackwell, 1983. – 315 p.
  7. Trudgill Peter. Sociolinguistic patterns in British English. — London: Allen & Unwin, 1978. – 19 p.
  8. Абубакирова Н.И. Что такое «гендер»? // Общественные науки и современность. — 1996. — №6. — С.123-125.
  9. Александрова Т. С., Пригоникер И. Б. Новые слова в XXI веке. Немецко-русский словарь: ок. 3000 слов и выражений. – М.: Языкознание, 2007. – 314с.
  10. Антрушина Г.Б. Лексикология английского языка. – М.: Фазис, 2002. – 388с.
  11. Арнольд В.И. Истории давние и недавние. – М.: Фазис, 2002. – 96с.
  12. Арустамова А.А. Фактор «гендера» в исследовании молодежного сленга // Наука. Образование. Молодежь: Материалы II научной конференции молодых ученых АГУ (10-11 февраля 2005 года). – Майкоп: изд-во АГУ, 2005. – С. 288-293.
  13. Береговская Э. М. Молодежный сленг: формирование и функционирование // Вопр. языкозн. – 1996. — №9. – С. 14-27.
  14. Библиева О.В. Лингвокультурологические особенности репрезентации языка молодёжной культуры в средствах массовой информации: Автореф. … канд. культурологии. – Кемерово, 2008. – 32с.
  15. Борисова Е. Г. О некоторых особенностях современного жаргона молодежи // Русск. яз. в шк. – 1981. — №3. – С. 9-16.
  16. Быкова О. И. Этнокультурный репертуар немецких прагматонимов // Вестник ВГУ. Серия “Лингвистика и межкультурная коммуникация”. – М., 2005. – С. 14-19.
  17. Гальперин И. Р. Текст как объект лингвистического исследования – М.: Издательский дом «Порог», 1992. – 412с.
  18. Гриценко Е. С. Язык. Дискурс. Гендер. — Н.Новг.: Слово, 2005. – 144 с.
  19. Девкин В. Д. Диалог. Немецкая разговорная речь в сопоставлении с русской – М.: Языкознание, 1981.
  20. Домашнев А. И. Труды по германскому языкознанию и социолингвистике. – СПб.: Питер, 2005. – 416с.
  21. Жаркова Т.И. Сленг современной немецкой молодежи как средство развития коммуникативной компетенции студентов. — http://festival.1september.ru/articles/500187/ (15.05.2010).
  22. Казанчян Н.П. О направлениях гендерных исследований в лингвистике // Исследования молодых ученых: Сб. статей аспирантов: В трех ч. Ч.3./ Отв. ред. Н.П. Баранова. — Мн.: МГЛУ, 1999. — С.43-53.
  23. Кирилина А., Томская М. Лингвистические гендерные исследования // Отечественные записки. – 2005. — №2. – С. 15 – 23.
  24. Кирилина А.В. Исследование гендера в лингвистических научных дисциплинах. — http://www.gender-cent.ryazan.ru (10.04.2010).
  25. Кирилина А.В. Развитие гендерных исследований в лингвистике // Филологические науки. — 1998. — №2. — С.51-58.
  26. Котов А., Бавинова И. Гендерный аспект в языковом и социокультурном пространствах (к проблеме изученности вопроса). – http://science.ncstu.ru/articles/hs/07/lingv/50.pdf/file_download (30.03.2010).
  27. Кропп В. Молодежный жаргон. – М.: Фазис, 2006. – 120с.
  28. Кузнецова Э.В. Лексикология русского языка. – М.: Фазис, 2000. – 436с.
  29. Кутузов А.Б. Модель функционирования терминологического сленгизма в дискурсе сетевых форумов: Дисс. … канд. филол. наук. – Тюмень, 2006. – 170с.
  30. Люциньский К. Молодежный сленг и его роль в современном русском и польском языках. — http://www.rusist.od.ua/files/231.rar (13.04.2010).
  31. Михайлова Н., Кипнис А., Кипнис Д. Молодежный язык Германии. – http://thelib.ru/books/mihaylova_n_kipnis_a_kipnis_d/molodezhniy_yazik_germanii-read.html (14.05.2010).
  32. Никитина Т.Г. Так говорит молодежь: Словарь молодежного сленга. – СПб.: Фазис, 1998. – 118с.
  33. Олейник О. В. Немецкие сленгизмы в свете неологической теории: Автореф. … дис. канд. филол. наук. – Самара, 2007. – 28с.
  34. Розен Е. В. Новое в лексике немецкого языка – М.: Лингвистика, 1976. – 176с.
  35. Розен Е. В. Новые слова и устойчивые словосочетания в немецком языке. – М.: Лингвистика, 1991. – 188с.
  36. Розен Е. В. Подростково-молодежный словесный репертуар (на материале современного немецкого языка) // Иностр. яз. в шк. – 1975. — №12. – С. 8-18.
  37. Розенталь Д. Э., Теленкова М. А. Словарь-справочник лингвистических терминов. – М.: Изд-во МГУ, 1976. – 322с.
  38. Химик В.В. Поэтика низкого или просторечие как культурный феномен. – СПб.: Филологический факультет СПбГУ, 2000. – 88с.
  39. Цибизов К.С. Самопрезентация языковой личности в немецком молодежном чат-дискурсе: собственно молодежное и национально-специфическое: Автореф. … канд. филол. наук. – Саратов, 2009. – 23 с.
  40. Шемчук Ю. М. Модернизация существующей лексики современного немецкого языка. Автореф. … докт. фил. наук. – М, 2006. – 24с.
  41. Шемчук Ю. М. Переименование в лексике современного немецкого языка // Вестник ВГУ, Серия “Лингвистика и межкультурная коммуникация”. – 2005. — №4. – С. 65-69.
  42. Ярцева В.Н. Большой энциклопедический словарь. Языкознание. 2ое репринтное издание Лингвистического энциклопедического словаря 1990 г. – М.: Фазис, 1998. — 687 с.
  43. Ячменева К. Молодёжный сленг как показатель развития общества (2004). — www.filosofia.ru (15.04.2010).