Дипломная по социологии. «Молодежная субкультура трейсеров в России»

Заказ 114

Цена 2000 рублей

СОДЕРЖАНИЕ

Введение. 3

Глава 1. Молодежная  субкультура  трейсеров  как новый социальный феномен  6

1.1 Характеристика понятия «молодежная субкультура» и ее проявления в России  6

1.2 Субкультура паркур – общая характеристика. 20

Глава 2 Работа  социального  педагога с  подростками  субкультуры трейсеров  27

2.1 Исследование специфики паркура и отношения к нему среди педагогов. 27

2.2.Социально полезные и социально опасные аспекты субкультуры трейсеров  31

2.3 Социально- педагогические рекомендации в работе с подростками субкультуры паркур. 39

Заключение. 51

Список использованной литературы.. 55

 

Введение

 

Стержневой проблемой общественного развития является гармонизация взаимоотношений общества с каждой отдельно взятой личностью, то есть ее социализация. Особенно актуальной для общества является социализация подрастающего поколения.

Именно в период детства, отрочества и юности складываются основные структуры личности, качественные характеристики которой, в существенной степени зависят от степени педагогизации окружающей среды. Личность, с точки зрения психологии, это индивид как субъект социальных отношений и сознательной деятельности.

Социальное самоопределение человека одинаково актуально и для прошлого, и для настоящего столетия, но оно существенно зависит от социально-политической и экономической системы общества. Это процесс, непрерывно меняющийся по своему характеру.

Социализация подрастающих поколений есть сложный непрерывный процесс, при котором, с одной стороны, потребности отдельно взятой личности адаптируются к потребностям общественным, но эта адаптация носит не пассивный характер, приводящий к конформизму, это активный творческий процесс присвоения общечеловеческих ценностей, когда индивид проявляет всю мощь своих сущностных сил, добровольно выстраивая свою роль в обществе, самоактуализируясь.

С другой, общество определяет норму морали и поведения, педагогически целесообразных форм отношений между людьми в семье, в школе, в досуговых учреждениях, в иных окружающих человека социальных средах.

В наше время эта тема крайне актуальна. Все больше подростков каждый день во всех странах мира становятся неформалами. Поэтому необходимо знать об этой культурной нише, понимать ее и быть готовым столкнуться с ее представителями в реальной жизни.

Объект исследования – неформальные движения.

Предмет исследования – социальное значение паркура.

Цель данной работы – разработка рекомендаций для социальных педагогов по работе с подростками относящимися к субкультуре трейсеров..

В ходе исследования были поставлены и решались следующие задачи:

  1. на основе анализа психолого-педагогической литературы раскрыть сущность и специфику неформальных молодежных движений;
  2. охарактеризовать движение паркура;
  3. изучить социальное значение паркура;
  4. Разработать рекомендации для педагогов, родителей по работе с трейсерами.

Степень разработанности проблемы

Изучение и анализ причин участия молодежи в неформальных молодежных объединениях, разработка форм и методов работы с ними, требует комплексного междисциплинарного подхода, использования достижений смежных наук, с различных сторон, с различной степенью глубины и детализации изучающих данную проблему.

В отечественной науке исследованием неформальных молодежных объединений занимались И.П.Башкатов, А.В.Громов, А.С.Запесоцкий, В.Т.Лисовский  и другие.

Проблемами и вопросами социализации занимались: Г.Салливан, Дж.Г.Мид, Т.Парсонс, Б.Скиннер, Л.С.Выготский, П.Л.Гальперин, A.Леонтьев, Ж.Пиаже, С.Л.Рубенштейн, И.С.Кон, Б.Д.Парыгин, А.В.Мудрик и др.

Большое внимание советские и российские исследователи уделяли:

  • неформальному поведению молодежи как феномену,
  • истории неформальных объединений в стране,
  • перспективе развития этих объединений,
  • посвящали свои публикации отдельным аспектам феномена молодежного движения и каково его влияние на общество.

Вместе с тем, несмотря на столь представительный круг ученых, исследовавших проблему социализации подрастающего поколения, в настоящее время существует и недостаточно исследованные области, одна из таких проблем – влияние молодежных неформальных движений на социализацию подростков.

Наиболее сложно процесс социализации протекает в подростковом возрасте, так как происходят большие изменения и в организме, и в сознании. Появляется большое разнообразие отношений (дружба, вражда, любовь и т.д.). На подростка сильное влияние оказывают микро и макро среды, а так же различные социальные институты.

В работе использовались следующие методы исследования: анализ психолого-педагогической литературы по проблеме исследования.

Практическая значимость исследования заключается в предоставлении возможности широкому кругу специалистов опираться в своей научно-исследовательской и преподавательской деятельности на результаты анализа теоретических и практических разработок относительно организации социально-педагогической работы с молодежными неформальными объединениями, в частности трейсерами.

Выводы и результаты исследования могут быть использованы при изучении неформальных молодежных объединений в России, разработке программ социально-педагогической работы с участниками подобных объединений, подготовке специалистов и организации социально-педагогических служб и центров работы с молодежью.


Глава 1. Молодежная субкультура трейсеров как новый социальный феномен

1.1 Характеристика понятия «молодежная субкультура» и ее проявления в России

 

Субкультура – часть общественной культуры, отличающаяся от преобладающей. В более узком смысле, термин означает социальные группы людей – носителей субкультуры.

Субкультура (лат.sub — под и cultura — культура; подкультура) в социологии и культурологии — часть культуры общества, отличающаяся от преобладающего большинства, а также социальные группы носителей этой культуры. Субкультура может отличаться от доминирующей культуры собственной системой ценностей, языком, манерой поведения, одеждой и другими аспектами. Различают субкультуры, формирующиеся на национальной, демографической, профессиональной, географической и других базах. Как правило, субкультура проносится человеком на протяжении всей жизни. В частности, субкультуры образуются этническими общностями, отличающимися своим диалектом от языковой нормы. Другим известным примером являются молодёжные субкультуры .

В 1950 году американский социолог Дэвид Райзмен в своих исследованиях вывел понятие субкультуры как группы людей, преднамеренно избирающих стиль и ценности, предпочитаемые меньшинством [8, с.61]. Более тщательный анализ явления и понятия субкультуры провел Дик Хэбдидж в своей книге «Субкультура: значение стиля». По его мнению, субкультуры привлекают людей со схожими вкусами, которых не удовлетворяют общепринятые стандарты и ценности [8, с.62].

В каждый период развития общественных отношений в молодежной среде возникают предпосылки для возникновения  специфической субкультуры.

Субкультура вообще – это понятие, которое можно рассматривать так:

— совокупность некоторых негативно интерпретированных норм и ценностей традиционной культуры, функционирующей в качестве культуры определённого слоя общества;

— особая форма организации людей (чаще всего молодежи), автономное целостное  образование внутри господствующей культуры, определяющее стиль жизни и мышления её носителей, отличающееся своими обычаями, нормами, комплексами ценностей и даже институтами;

— трансформированная профессиональным мышлением система ценностей традиционной культуры, получившая своеобразную мировоззренческую окраску.

Главной характерной особенностью молодежной субкультуры является ее обособленность, отстраненность, часто демонстративная, эпатажная от культурных ценностей старших поколений, национальных традиций. В массовом сознании восприятие молодежной субкультуры часто имеет негативный характер. На этом фоне молодежная субкультура со своими специфическими идеалами, модой, языком, искусством все чаще ложно оценивается как контркультура.

Другой характерной особенностью современной молодежной субкультуры является преобладание потребления над творчеством. Это весьма негативная особенность, потому что по-настоящему приобщение к культурным ценностям происходит лишь в активной самостоятельной культуротворческой деятельности [19, с.54].

Третьей характерной особенностью молодежной субкультуры можно назвать ее авангардность, устремленность в будущее, часто — экстремальность. Зачастую эти черты сочетаются с отсутствием серьезного фундамента исторических и культурных традиций.

В молодежной среде появились новые тенденции в понимании культуры. Признавая объективное существование историко-культурных ценностей, национальных культурных традиций, молодежь, тем не менее, не проявляет активности в их освоении, считая это проблемой второстепенной, не имеющей практической значимости в реальном социально-политическом и историческом контексте, уделяет больше внимания имиджевым технологиям, не имеющим глубоких культурных основ. Культура подменяется этикетом, содержание — формой.

В педагогическом аспекте молодежную субкультуру можно рассматривать с позиции появления, формирования и функционирования неформальных молодежных объединений, социально-педагогической работы специалистов с ними.

Следует заметить, что большинство социальных движений в момент их зарождения носят неформальный характер и лишь, по мере развития, происходит их постепенная институционализация и формализация. Отдельные движения вообще не принимают форму социального института, обладающего специфическими нормами и санкциями, и основываются лишь на единых ценностях и целях (религиозные, моральные и т.п.). Другие, наоборот, довольно динамично формируются в политические партии, утрачивая свой неформальный характер [41, с.66].

Генезис неформальных движений связан с возникновением в обществе кризисных ситуаций, социальных конфликтов, недовольства, дезорганизации, переоценки прежней системы ценностей, побуждающих определенную часть общества искать формы самореализации, а затем по мере возрастания напряженности объединяться в движениях. Социальные движения тесно взаимодействуют с массовым общественным сознанием, находясь под его непосредственным воздействием, ориентируясь на него, апеллируя к нему и оказывая на него в свою очередь существенное и весомое влияние.

Что касается определения понятия неформальное объединение, то в различных источниках можно встретить самые разнообразные подходы к интерпретации этого социального явления. Отличительной особенностью неформальных объединений являются отсутствие официальной, например, государственной регистрации; их самоорганизация (первоначально); стихийное (основанное на желании и взаимном договоре участников группы) возникновение общегрупповой символики, правил, норм, ценностей и целей жизнедеятельности группы.

Неформальное молодежное объединение — своеобразное культурное течение, включающее в себя большое количество молодых людей, существующее на протяжении нескольких десятилетий, часто имеющее международный характер. Неформальные объединения, для ребят, есть способ свободного самовыражения, неограниченного проявления инициативы и бесконтрольного, со стороны старщих, общения. Они могут принимать большие или меньшие количественные размеры, носить характер нездоровой эпидемии, иметь как социально значимые или индифферентные, так и асоциальные цели.

Направленность неформальных молодежных объединений представлена широким спектром: от явно асоциальных группировок до вполне безобидных и законопослушных. Различные неформальные молодежные объединения имеют свою идеологию, специфику типичных видов деятельности, символику одежды, сленг и т. п.

Неформальные молодежные объединения следует отличать от таких смежных образований, как неформальная группа, неформальная группировка и неформальная организация [11, с.118].

Неформальная группа — группа, деятельность, которой определяется, прежде всего, активностью ее членов, а не инструкциями каких-либо инстанций. Неформальные группы играют важную роль в жизни детей, подростков и молодежи, удовлетворяют их информационные, эмоциональные и социальные потребности: дают возможность узнать то, о чем не так просто поговорить со взрослыми, обеспечивают психологический комфорт, учат выполнению социальных ролей. Обычно неформальная группа насчитывает от 3-5 до нескольких десятков человек. Контакты ее членов носят ярко выраженный личностный характер. Эта группа не всегда имеет четкую организацию, чаще порядок основан на традиции, уважении и авторитете. Факторами ее сплочения служат симпатии, привычки, интересы ее членов. Она имеет одного или нескольких неформальных лидеров. Основной формой деятельности является общение членов группы, которое удовлетворяет потребности в психологическом контакте [11, с.118].

Как правило, молодые люди от 14 до 20 лет общаются в небольших контактных группах в 5-10 человек, часто относят себя к сторонникам того или иного течения, которые характеризуются разными признаками: возрастной и социальной принадлежностью, формой организации, направленностью. Так, по направленности группы бывают просоциальными, асоциальными, антисоциальными.  Для просоциальных групп характерна социально одобряемая деятельность, например, участие в решении экологических проблем, охране памятников и т.д.

Асоциальные группы  стоят в стороне от общественных проблем. Для них характерно наличие более или менее четко выраженного мотива сбора: употребить спиртное, выяснить отношения с соседней группировкой и т. п. [9, с.217]

Антисоциальные – это криминальные, агрессивно-националистические группы. Особую социальную опасность представляет явный рост националистических молодежно-подростковых организаций — либо неформальных, либо прячущихся за вывеску «патриотической» деятельности.

Принадлежность к той или иной неформальной группе – часто обязательный элемент процесса социализации в подростковом возрасте. Именно входя в ту или иную группу сверстников, подросток имеет возможность осваивать модели межличностного общения, «примерять» на себя разнообразные социальные роли. Общеизвестно, что дети, подростки и молодежь, в силу различного рода причин, не имевшие возможности постоянного общения со сверстниками (инвалидность, психологические особенности личности, жизнь в месте, отдаленном от людей и т.п.), в более позднем возрасте испытывают трудности в создании семьи, в отношениях с сослуживцами, внутриличностные проблемы и т.д. По замечанию В.Д.Ермакова, большинство членов неформальных  объединений, в отличии от своих сверстников, не входящих в подобные объединения, характеризуаются зрелостью в социальном отношении. Они менее подвержены юношескому инфантилизму, самостоятельно определяют истинность общественных ценностей, гибкие в своем поведении в конфликтных ситуациях, обладают волевым характером [10, с.72].

Процесс вхождения подавляющего большинства молодых людей в ту или иную неформальную молодежную группу является процессом последовательного удовлетворения базовых потребностей человека: потребностей в самоутверждении, общении и самореализации. Неформальная среда общения порой является для молодых людей (особенно для «группы риска») единственной сферой социализации.

Для очень большого числа юношей и девушек ценностные ориентации и моральные принципы, проповедуемые референтно значимой группой, являются личностно значимыми, причем эта значимость намного превосходит в сознании молодого человека  «семейные» и «школьные» нормы и ценности.

Под неформальными молодежными объединениями понимается группа людей, имеющих общую деятельность, специфическую систему ценностей и связанную с ней модель поведения, выразительную  систему атрибутов,  своеобразный  стиль  общения, определенные ритуалы и особенности ролевого поведения. Неформальные молодежные сначала группы, затем объединения начали появляться в странах Запада в конце 1930-х начале 40-х годов. Эти группы молодежи стали возникать как открытый протест, связанный с неприятием молодежью сложившихся в стране норм и ценностей, тех или иных экономических, либо политических систем и установок взрослой жизни в отношении молодежи.

Неформальное молодежное движение существует как стихийный, неуправляемый государством процесс, обособленный и противостоящий существующей социальной ситуации. Возникновение и существование этого явления не сводится лишь к особенностям возрастной психологии, оно связано с целым рядом объективных причин.

Условия жизни в целом создают предпосылки для организации молодежи в более или менее крупные группы, движения, объединения, являющиеся сплачивающим фактором, формирующие коллективное сознание, коллективную ответственность и общие понятия социально-культурных ценностей.

Чтобы обратить на себя внимание и подчеркнуть исходящий от той или иной группы протест, молодые люди и девушки выбирали для себя экстравагантные формы одежды и прически, те или иные модели поведения, но обязательно, привлекающие внимание и вызывающие стремление взрослых каким-либо образом на них отреагировать [5,с.39].

Историю неформальных организаций нашей страны можно разделить на три своеобразных «волны». Все началось с появления в 1950-е гг. «стиляг» – эпатажной городской молодежи, которая одевалась и танцевала «cтильно», за что и получили презрительное определение «cтиляги». Основное обвинение, которое предъявлялось им, – «преклонение перед Западом». Музыкальные пристрастия «стиляг» – джаз, а затем рок-н-ролл. Жесткая позиция государства в отношении инакомыслия в те годы привела к тому, что после некоторого времени полуподпольного существования «стиляги» довольно быстро исчезли [30, с.52].

«Вторая волна» определялась как внутренними, так и внешними условиями – молодежное движение приобретает важную оставляющую – рок-музыку. Именно в этот период (конец 60-х – начало 80-х гг.) большинство молодежных объединений начинало приобретать черты «классического неформалитета»: аполитичность, интернационализм, ориентированность на внутренние проблемы. В молодежную среду проникали наркотики. Движение семидесятников было глубже, шире и продолжительней по времени. Именно  в 1970-е гг. возникает так называемая «Система» – советская хипповская субкультура, представлявшая собой целый конгломерат группировок. «Система», обновляясь через каждые два-три года, вбирала в себя и панков, и металлистов, и даже криминогенных люберов [30, с.54].

Началом «третьей волны» молодежных движений можно считать 1986 г.: существование неформальных групп было признано официально, тема «неформалитета» становится сенсацией. Эти объединения можно назвать и «альтернативными» [30, с.54].

Француз Мишель Мафессоли в своих трудах использовал понятие «городские племена» для обозначения молодёжных субкультур. Виктор Дольник в книге «Непослушное дитя биосферы» использовал понятие «клубы».

В СССР для обозначения членов молодёжных субкультур использовался термин «Неформальные объединения молодёжи», отсюда жаргонное слово «неформалы». Для обозначения субкультурного сообщества иногда используется жаргонное слово «тусовка».

Чаще всего субкультуры носят замкнутый характер и стремятся к изоляции от массовой культуры. Это вызвано как происхождением субкультур (замкнутые сообщества по интересам), так и стремлением отделиться от основной культуры, противопоставить ее субкультуре. Входя в конфликт с основной культурой, субкультуры могут носить агрессивный и иногда даже экстремистский характер. Такие движения, вступающие в конфликт с ценностями традиционной культуры, называют контркультурой. В молодёжных субкультурах характерен как протест, так и эскапизм (бегство от реальности), что является одной из фаз самоопределения.

Развиваясь, субкультуры вырабатывают единый стиль одежды (имидж), язык (жаргон, сленг), атрибутику (символику), также общее мировоззрение для своих членов. Характерный имидж и манера поведения является маркером, отделяющим «своих» (представителей субкультуры) от посторонних людей. В этом проявляется сходство новых субкультур 20-го века и традиционных народных культур. Поэтому методы изучения субкультур схожи с методами изучения культур традиционных. А именно, это историко-лингвистический анализ, анализ предметов культуры и мифо-поэтический анализ [6, с.328].

Имидж для представителя субкультуры — это не только одежда, это демонстрация своим видом убеждений и ценностей, которые пропагандирует субкультура. Наиболее известный пример — денди XIX века. Со временем отдельные элементы и целые стили одежды вливаются в общую культуру. Например, высокие ботинки Dr. Martens, первоначально популярные среди скинхедов, давно уже стали общепринятыми у многих неформалов, а стили одежды Готическая лолита и Готический аристократ уже не только элемент субкультуры готов, но также элемент японской моды.

У представителей субкультур со временем вырабатывается свой язык. Частично он наследуется от субкультуры прародителя, частично вырабатывается самостоятельно. Многие элементы сленга — неологизмы [11, с.49].

Само слово неформал, неформальный обозначает необычность, яркость и незаурядность. Человек–неформал – это попытка показать свою индивидуальность, сказать серой массе: «я – личность», бросить вызов миру с его бесконечными буднями и выстраиванием всех в один ряд. Говоря по-научному, субкультура — это система ценностей, установок, способов поведения и жизненных стилей, которая присуща более мелкой социальной общности, пространственно и социально в большей или меньшей степени обособленной. Субкультурные атрибуты, ритуалы, а также ценности, как правило, отличаются от таковых в господствующей культуре, хотя с ними и связаны. Английский социолог М.Брейк отмечал, что субкультуры как «системы значений, способов выражения или жизненных стилей» развивались социальными группами, находившимися в подчиненном положении, «в ответ на доминирующие системы значений: субкультуры отражают попытки таких групп решить структурные противоречия, возникшие в более широком социальном контексте» [21, с.19]. Другое дело культура – массовое явление – присущая большей части общества система ценностей и образ жизни, диктуемый обществом.

Молодежь, как наиболее чуткая и восприимчивая группа первой воспринимает новые формы развития в сфере досуга со всеми позитивными и негативными явлениями. Ее не могут до конца удовлетворить существующие общепринятые развлечения и способы провождения времени. И молодежь придумывает свой способ. Раньше в России (Советском Союзе) было больше контроля над молодежью, существовали пионерская организация и комсомол, которые были обязательны, но большинство их членов были пассивными и вступали в них скорее потому, что «так полагалось» [60, с.77].

Условия жизни в большом городе создают предпосылки для объединения молодежи в разнообразные группы, движения, являющиеся сплачивающим фактором, формирующие коллективное сознание в этих группах, коллективную ответственность и общие понятия о социально-культурных ценностях. Таким образом, появляются молодежные субкультуры.

Объединенные определенной идеей, участники субкультурных групп, стремятся проводить время в рамках своего общества, представляя собой, отдельный слой общества, который, однако, не смотря на свою обособленность, просто не мог бы существовать отдельно от остального социума. Потребность людей в поддержке и сочувствии ясно указывает на то, что суть любой субкультуры – это понимание. Понимание отколовшихся от общества, тех, чей менталитет не вписывается в рамки стандартов и стереотипов остальных людей.

Субкультура, как некий социальный организм, представляет активный интерес у целевой группы не в какие-то определенные моменты, а именно тогда, когда человек сам в этом нуждается. Одиночество, непонимание или противоречия личности, возникающие из-за обыкновенных, для конкретного общества социальных норм поведения ставят перед человеком выбор. И результатом этого выбора зачастую является присоединение к какой-либо субкультуре [68, с.40].

Хиппи, битники, металлисты, ролевики, эмо, готы, футбольные хулиганы, растаманы – являются яркими представителями субкультур. Каждая из этих групп имеет свою идеологию, атрибутику и сленг, благодаря которым участники имеют относительно надежные способы идентификации себе подобных.

Одним из самых положительных моментов существования субкультур является то, что благодаря принадлежности к социальному меньшинству участники субкультур могут испытывать гораздо более ощутимый уровень доверия к таким же, как они. То есть коммуникативное взаимопонимание между людьми происходит гораздо глубже, быстрее и эффективнее, благодаря относительно точным сигналам (сленг, атрибутика, умонастроение). Этот момент существенно упрощает взаимоотношения между людьми, которые имеют сходные интересы и взгляды [22, с.5].

Отрицательным моментом существования субкультур является то, что в силу определенных социальных запретов в жизни часто происходят акты недопонимания между представителями различных субкультур или между участниками субкультур и людьми, не причисляющими себя к какой либо группе.

Было множество попыток классифицировать неформальные движения.

По социально-правовому признаку выделяют [8, с.119]:

  • просоциальные, или социально-активные, с позитивной направленностью деятельности. Например: группы экологической защиты, охраны памятников, окружающей среды.
  • социально-пассивные, деятельность которых нейтральна по отношению к социальным процессам. Например: музыкальные и спортивные фанаты.
  • асоциальные — хиппи, панки, преступные группировки, наркоманы и т.п.

По направленности интересов социолог М.Топалов так классифицирует молодежные объединения и группы [31, с.94]:

  • увлечение современной молодежной музыкой;
  • устремление к правопорядковой деятельности;
  • активно занимающиеся определенными видами спорта;
  • околоспортивные — различные фанаты; — философско-мистические;
  • защитники окружающей среды.

Профессор С.А.Сергеев предлагает следующую типологизацию молодежных субкультур [56, с.62]:

  • романтико-эскапистские субкультуры (хиппи, индианисты, толкинисты, с известными оговорками — байкеры).
  • гедонистическо-развлекательные (мажоры, рэйверы, рэперы и т.п.),
  • криминальные («гопники», «люберы»)
  • анархо-нигилистические (панки, экстремистские субкультуры «левого» и «правого» толка), которые можно также назвать радикально-деструктивными.

Профессор З.В.Сикевич дает несколько иную характеристику неформального самодеятельного движения молодежи с учетом того, что причастность к той или иной группе может быть связана [57, с.69]:

  • со способом времяпрепровождения — музыкальные и спортивные фанаты, металлисты, люберы и даже нацисты;
  • с социальной позицией — экокультурные;
  • с образом жизни – «системники» и их многочисленные ответвления;
  • с альтернативным творчеством — официально не признанные живописцы, скульпторы, музыканты, актеры, писатели и другие.

Человек, попавший в субкультуру, становится с ней единым целым. Он принимает все порядки, законы нового общества, у него меняется система ценностей и взгляд на мир. Кто-то меняет субкультуры, только ради их внешних проявлений, эпатажа окружающих, не вникает в суть и философию, которая в большей или меньшей степени есть в каждом неформальном движении. Даже те, кто верен одной своей неформальной организации, зачастую не понимают ее. Чаще всего таким поверхностным бывает именно молодое поколение. Подростки металлисты могут устраивать массовые драки и беспорядки, хулиганить, хамить старшим и считать, что поступают как истинные металлисты. Им отнюдь не понять, что это движение основано в первую очередь из-за самой музыки и особого мироощущения, а не из-за стремления разрушать все вокруг.

Проблемы могут возникнуть в том случае, если еще неокрепшая личность попадает в субкультуры, опасные даже для взрослых. Например, как бы ни были миролюбивы растаманы, их движение несет в себе пропаганду каннабиса, так называемой «травки», вполне вероятно, что, посчитав курение «косячков» обязательным атрибутом субкультуры, молодежь попробует и это. Конопля проповедуется и многими «истинными» хиппи. То же относится и к панкам, если учитывать их нездоровый образ жизни, и ко многим другим музыкальным субкультурам. Субкультура байкеров очень опасна для жизни, не считая постоянных затрат на «железного коня», экстремальные виды спорта тоже опасны [14, с.38].

Всегда находится какая-то отрицательная черта субкультуры, которую может перенять подросток. Опаснее всего секты. Например, секта сатанистов. Очень немногие «поступившие» туда, могут вернуться. Она действует словно гипнозом на своих последователей. Подросток, следуя правилам культа сатаны начнет приносить животные, если не человеческие, жертвы, участвовать в развратных действах. Это губительно действует как на самого человека, так и на окружающих. К тому же детская психика может не вынести всего увиденного или содеянного.

Тема неформальных движений и субкультур имеет очень сложную проблематику, так как крайне актуальна в наше время.

Мы считаем, что сначала следует рассмотреть более подробно отдельные группы и субкультуры, суть самой культуры, историю ее развития и образ жизни ее членов, а затем разобрать одну из проблем, с ними связанных.

Исходя из вышеизложенного можно сделать некоторые выводы. Несмотря на присутствие некоей дуалистичности в факте существования такого социального явления как субкультура, все же позволяет присвоить ему главное оценочное значение – сближение людей. Так или иначе, но жизнь наша устроена на аналогиях, упорядочивании и систематизации. Тот факт, что в обществе появилась потребность в объединении, говорит, несомненно, о том, что общество развивается и переживает новый эволюционный этап своего развития. Для того, чтобы социум шел по пути прогресса необходимо осознание каждым его членом значимости субкультур. Только через толерантность и взаимопонимание мы можем получить надежду на то, что перемены, сквозь которые проходит человечество, будут носить положительный характер.

Заключение

 

Для достижения поставленной в работе цели – разработки рекомендаций для социальных педагогов по работе с подростками относящимися к субкультуре трейсеров – нами были решены следующие задачи:

  1. на основе анализа психолого-педагогической литературы раскрыли сущность и специфику неформальных молодежных движений;
  2. охарактеризовали движение паркура;
  3. изучили социальное влияние паркура;
  4. разработали рекомендации для социальных педагогов по работе с трейсерами.

Почти все новые общественные движения являются молодёжными, а молодёжные общественные движения являются наиболее мощными. В подавляющем большинстве случаев общественные движения опосредованно работают на пользу общества, повышая культурный и образовательный уровень своих членов. В некоторых случаях общественные движения оказываются одним из важнейших факторов порождения новой действительности, как социальной, так и материально-технологической.

В настоящее время у российского общества и государства нет внятной позиции и, тем более, политики в отношении неформальных движений. У властных элит не наблюдается элементарного понимания свойств этого явления социальной природы.

В неформальной среде накоплен огромный массив наблюдений за развитием движений и обобщений их закономерностей. Существуют свои развитые сленги, системы терминологии, есть опыт «селекции движений». Использующие этот опыт лидеры неформалов достигают успеха наравне с талантливыми интуитивистами, которым «наука не нужна».

Работа по селекции и взращиванию новых молодёжных движений с заранее заданными свойствами могла бы быть здравой, но только долгосрочной политикой. Если же общество таковой не ведёт, то молодёжные неформальные движения всё равно возникнут сами собой. Но тогда и сетовать на то, что явление приобретает не слишком симпатичные черты, уже будет поздно.

Подводя итог, можно уверенно сказать, что Паркур или искусство рационального передвижения, как отдельная субкультура не является антисоциальной, а имеет четкую направленность, выраженную в умении быстро среагировать и помочь человеку, попавшему в беду. Данная субкультура обладает всеми характерными признаками, такими как фольклор, жаргон, эстетические пристрастия, и т.д., а так же обладает своим серьезно развившимся направлением кино индустрии и индустрии развлекательных выступлений.

За последнее десятилетие Паркур твердо занял свою позицию среди выбора молодого поколения, как своего увлечения, и с каждым годом приобщает к своей культуре все больше людей, и распространяется по всему миру.

Таким образом, в ходе анализа сущности неформальных молодежных объединений мы выяснили, что неформальные молодежные объединения разнообразны и многочисленны. Направленность их тоже различна и зависит от целей, задач, идей самого движения. Также нам стало ясно, что в большинстве случаев причинами вступления в неформальные молодежные объединения становятся недовольство, неудовлетворенность чем-либо, а также такие факторы, как стремление к большей самостоятельности, независимости от законов, традиций, устоев мира взрослых.

Анализ задач социально-педагогической работы с неформальными молодежными объединениями показал, что работа необходима, но работа не запрещающего, карающего характера, а скорее агитационного, завлекающего характера.

В современных условиях, когда молодежная политика осталась на периферии государственных интересов, когда большинство законов, программ о молодежи или не работают совсем или не приносят желаемого результата, тогда начинает работать специалист по социальной работе. В специфике работы с молодежью нет четких рекомендаций, концепций, форм работы и поэтому специалист по социальной работе должен сам организовывать свою работу, формулировать для себя структуру и ход работы. Поэтому в современных условиях работа с молодежью является одним из сложнейших направлений работы специалиста по социальной работе, так как в этой работе должна быть связь со многими людьми, организациями, учреждениями, то есть это все то, что поможет молодежи интегрироваться в социум.

1. Субкультурные феномены легко поддаются описанию, но их классификация и типологизация затруднены многообразием несводимых в систему признаков. Методологически важно видеть, что какой-то стройной классификации субкультур создавать нет смысла. Здесь упорядочение фиксируемых данных скорее всего возможно в рамках каждого из отдельных фрагментов субкультурной мозаики.

2. Молодежные субкультуры в России несут на себе воздействие криминализации общества, западной культурной экспансии, тяги к преодолению рутины повседневности. Эти воздействия переплетаются, в разной мере присущи тем или иных субкультурным феноменам. Главное же состоит в том, что субкультурная специфика не свойственна молодому поколению россиян как таковому, это мозаика социокультурных образований, фрагментарно рассеянная в молодежной среде.

3. Важно, что через субкультурные формы для определенной части молодежи лежит путь к освоению социальности.

Паркур, есть дисциплина, которая призвана учить и помогать людям, у нее нет диструктивного начала, нет агрессии к обществу

Итак, мы можем констатировать, что далеко не все педагоги знают уличную подростковую субкультуру, понимают важность установления контакта с ней. Чтобы работать с молодежью, нужно знать их интересы, проблемы. Нужна комплексная работа с учителями по повышению их осведомленности о НМО и формированию позитивного отношения к представителям неагрессивных НМО. Важно разобраться в проблемах, волнующих ребят, попытаться помочь в их решении. Необходимо найти с этими подростками общий язык, найти пути создания условий для их самовыражения и самореализации.

 


Список использованной литературы

  1. http://nefor-mal.ru/  – Молодежный субкультурный портал. Все про неформалов и для неформалов.
  2. http://neformalz.narod.ru/  – Сайт неформалов, для неформалов, о неформалах…
  3. http://subculture.narod.ru/ – Молодежные движения и субкультуры. Результаты исследований по проекту «Молодежные движения и субкультуры Петербурга», проведенных участниками семинара при секторе социологии общественных движений Социологического института РАН (Санкт-Петербург) под руководством Владимира Владимировича Костюшева и Татьяны Борисовны Щепанской.
  4. http://subculture.narod.ru/texts/symbolism/ – Щепанская Т. Б. Символика молодежной субкультуры.
  5. http://www.subcult.ru/  – Субкультуры: Неформальные движения молодежи. Проблематика проекта – выяснение и анализ причин ухода подростков в различные неформальные движения, причины и смысл образования новых субкультур.
  6. Аксютина О. А. Власть и контркультура в 1980-е — 90-е годы. Панк как этика и эстетика противостояния // Культура и власть в условиях коммуникационной революции ХХ века : форум нем. и рос. исследователей. — М. : АИРО-ХХ, 2002. — С. 303-334.
  7. Александров Р.Ю. Социально-философские аспекты развития молодежной субкультуры // Гуманитарные и социально-экономические науки. — 2008. — № 5. — С. 77-81.
  8. Альтернативная культура. Энциклопедия / Сост. Д.Десетярик. Екатеринбург: УльтраКультура, 2005.
  9. Амосова С. «Свои» и «чужие» в представлении подростков провинциального города // Отечественные записки. — 2006. — № 3. — С. 283-288.
  10. Антипова Т.В. Портрет подрастающего поколения // Классный руководитель. — 2006. — № 4. — С. 102-105.
  11. Балла О. Молодость: завершающий проект // Знание-сила. — 2007. — № 1. — С. 46-52.
  12. Башкатов И.П. Психология асоциально-криминальных групп подростков и молодежи. — М. : МПСИ ; Воронеж : НПО «МОДЭК», 2002. — 415 c.
  13. Башкатов И.П. Характеристики молодежно-подросткового граффити / // Социологические исследования. — 2006. — № 11 (271). — С. 141-145.
  14. Бобахо В.А. Социально-политические аспекты молодежной субкультуры // Вестник МГУ. Сер. 12. Политические науки. — 1996. — № 2. — С. 35-45.
  15. Волков Ю.Г., Добреньков В.И., Кадария Ф.Д. и др. Социология молодежи: Учеб. пособие. Ростов н/Д, 2001. С. 165.
  16. Вульфов Б.З., Иванов В.Д. Основы педагогики. М., 2000.
  17. Гаврилюк В.В. Маскулинность в социализации городских подростков // Социологические исследования. — 2004. — № 3. — С. 98-104.
  18. Гертман О. Молодежная (контр) революция? // Знание-сила. — 2007. — № 1. — С. 53-58.
  19. Головин В.В. Идеологические и территориальные сообщества молодежи: мегаполис, провинциальный город, село // Этнографическое обозрение. — 2008. — № 1. — С. 56-70.
  20. Горбулева М. Маргинальность как симптом срыва социальной адаптации // Высшее образование в России. — 2008. — № 9. — С. 109-113.
  21. Григорьева Е.С. Толерантность и молодежные субкультуры // Вестник Воронежского института МВД России. — 2003. — № 1. — С. 19-22.
  22. Громов Д.В. Изучение молодежных субкультур России: современное состояние и проблемы // Этнографическое обозрение. — 2008. — № 1. — С. 3-7.
  23. Громыкина Т.С. Культура и коммуникации молодежи как объекты современной модернизации российского общества // Социально-культурная деятельность: состояние и тенденции развития : сб. науч. ст. — Челябинск : Челябинская государственная академия культуры и искусств, 2006. Вып. 1, ч. 1. — 2006. — С. 62-64.
  24. Дельцова Т.Ю. Молодежная субкультура России в начале XXI в.: тенденция экстремизма // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Общественные науки. — 2006. — № 4. — С. 26-31. — Библиогр.: с. 31 (5 назв.).
  25. Дик Хебдидж. Главы из книги «Субкультура: значение стиля»// Теория моды. -. №10. — зима 2008-2009.
  26. Дольник В.Р. «Непослушное дитя биосферы», глава 4-я, «Рок рока».
  27. Дьячкова Ж.В. Молодежные субкультуры // Научный вестник Байкальского государственного университета экономики и права. — 2003. — № 1. — С. 114-118.
  28. Жиляев А.А. Неформальные молодежные объединения как детерминирующий фактор девиантного поведения учащейся молодежи // Инновации в образовании. — 2007. — № 3. — С. 87-96.
  29. Жуховицкий, Л. «Мы — воронья стая»: взгляд изнутри или со стороны? // Мы. — 2008. — № 7. — С. 50-58.
  30. Запесоцкий А., Фаин А. Эта непонятная молодежь. Проблемы неформальных молодежных объединений. М., 1990.
  31. Исламшина Т.Г. Молодежные субкультуры. Казань, 1997;
  32. Кабуш В.Т. Социальная активность и детское, молодежное движения // Открытые воспитательные системы: проблемы и пути решения. Минск, 1995.
  33. Конкин М.В. Молодежь // Российская цивилизация: этнокультур. и духов. аспекты: энцикл. слов. — М. : Республика, 2001. — С. 213-216.
  34. Королев А. Современная российская молодежь: проблемы и суждения // Власть. — 2008. — № 10. — С. 91-93.
  35. Коряковцев А. Что такое «молодежная субкультура»? // Урал. — 2006. — № 9. — С. 86-99.
  36. Косарецкая С.В. О неформальных объединениях молодежи. — М. : ВЛАДОС, 2004. — 158 с.
  37. Кравченко А.И. Культурология: Учебное пособие для вузов. — 3-е изд.- М.: Академический проект, 2001.
  38. Кравченко А.И. Культурология : хрестоматия для высшей школы. — М. ; Екатеринбург : Академический проект : Деловая книга, 2003. — 686 с.
  39. Лебедева Л.А. Подростковые уличные формирования // Основы безопасности жизни. — 2003. — № 5 (83). — С. 38-43.
  40. Левикова С.И. Молодёжные субкультуры. М.: ФАИР-ПРЕСС, 2004.
  41. Луков В. А. Особенности молодежных субкультур в России // Социол. исследования. — 2002. — №10. — С. 79–87.
  42. Луков В.А. Особенности молодежных субкультур в России // Социологические исследования. — 2002. — № 9. — С. 79-88.
  43. Лурье М.Л. Что и зачем наши дети пишут на стенах // Классный руководитель. — 2004. — № 3. — С. 77-82.
  44. Мильдзихова, Л. Толерантность как терпеливое внимание // Смена. — 2007. — № 1. — С. 120-123.
  45. Молодежная культура и ценности будущего /Отв. ред. А.Г.Козлова, М.С.Гаврилова. СПб., 2001.
  46. Молодежные движения и субкультуры Санкт-Петербурга. СПб., 1999.
  47. Молодость — мифы и стереотипы // Знание-сила. — 2007. — № 1. — С. 35-36.
  48. Немцев М. Город больше, чем кажется: Субкультуры — угроза обществу или ресурс развития? // 60 параллель. — 2009. — № 1 (32). — С. 52-57.
  49. Омельченко Е. Молодежные культуры и субкультуры / Ин-т социологии РАН, Ульян. гос. ун-т. Н.-И. центр «Регион». — М.: Ин-т социологии РАН, 2000. — 262 с.
  50. Омельченко Е.Л. Поп-культурная революция или перестроечный ремейк?: современный контекст молодежного вопроса // Неприкосновенный запас. — 2006. — № 1 (45). — С. 127-136.
  51. Панькова Н. Феномен уличной культуры // Уральский следопыт. — 2005. — № 8. — С. 53-56.
  52. Пилкингтон  Х. Глядя на Запад? = Looking west?: культурная глобализация и российские молодежные культуры. — СПб. : Алетейя, 2004. — 278 c.
  53. Погодин И.В. Генезис неформальных молодежных формирований в России // Закон и право. — 2008. — № 5. — С. 89-91.
  54. Свечников С. К. Методическое пособие «Молодежь и рок-культура». Йошкар-Ола: ГОУ ДПО (ПК) С «Марийский институт образования», 2007
  55. Семина А.Е. Молодежная субкультура в эстетическом воспитании подростков // Искусство и образование. — 2008. — № 3. — С. 110-116.
  56. Сергеева С.А. Тусовка на любой вкус // Студенческий меридиан. — 2003. — № 9. — C. 62.
  57. Сикевич З.В. Молодежная культура: за и против. Л., 1990;
  58. Соколова-Сербская Л. Молодежные субкультуры // Народное образование. — 2008. — № 7 (1380). — С. 265-268.
  59. Социальная работа с молодежью / под ред. д-ра пед. наук, проф. Н.Ф.Басова. — Москва: Издательско-торговая корпорация «Дашков и К», 2008. — 325 c.
  60. Социология молодежи: Учебник /Отв. ред. В.Т.Лисовский. СПб., 1996.
  61. Стивенсон С.А. «Обычные пацаны»: уличные подростково-молодежные компании Москвы // Этнографическое обозрение. — 2008. — № 1. — С. 30-41.
  62. Суртаев В. Я. Молодежная культура. СПб., 1999;
  63. Токова Н.Ю. Молодежная субкультура: становление теоретико-методологических основ исследования: историографический аспект / // Социология. — 2004. — № 1. — С. 59-66.
  64. Туркатенко А. Молодежные субкультуры сегодня: попытка энциклопедии // Знание-сила. — 2007. — № 1 (955). — С. 59-64.
  65. Тутина Ю. По поводу молодежи // Смена. — 2007. — № 1. — С. 112-117.
  66. Тюляева Т.И. Молодежь в современном обществе // Преподавание истории и обществознания в школе. — 2006. — № 10. — С. 63-67.
  67. Федотова А.В. Неформальные молодежные группы в современной подростковой субкультуре // Начальная школа плюс до и после. — 2004. — № 3. — С. 11-15.
  68. Фрадкин Ф.А., Богомолов Л.И. Неформальные группы. Юношеская субкультура // Введение в педагогическую специальность. Лекции-диалоги. М., 1996. С. 40—44
  69. Шабанов Л.В. Социально-психологические характеристики молодежных субкультур: социальный протест или вынужденная маргинальность. — Томск : Томский государственный университет, 2005. — 399 с.
  70. Шапинская Е.Н. Очерки популярной культуры. – М.: Академический Проект, 2008. — 190 c.
  71. Шапинская Е.Н. Молодежные субкультуры в меняющемся мире // Обсерватория культуры. — 2005. — № 5. — С. 12-19.
  72. Щепанская Т. Антропология молодёжного активизма // Молодёжные движения и субкультуры Санкт-Петербурга (социологический и антропологический анализ). СПб.: Норма, 1999. С. 262 — 302.
  73. Энциклопедия социологии / Сост. А.А.Грицанов, В.Л.Абушенко, Г.М.Евелькин, Г.Н.Соколова, О.В.Терещенко.— Мн.: Книжный Дом, 2003. — 1312 с.